Dart Uragx написал:
если человек достигает определённых высоких степеней в школе, то ему уже не важно, что у него в руках - катана, нагината, бастард, фальшион, нагамаки, совня и т.д. ибо ОН САМ ЕСТЬ ОРУЖИЕ.

В качестве иллюстрации и информации к размышлениям о выбранном нами пути хочу предложить отрывки из двух художественных произведений:

Берен Белгарион, По ту сторону рассвета

Кайрист полагал себя в полнейшей безопасности: чтобы добраться до него, Берену пришлось бы обойти стол, где его наверняка задержали бы северные военачальники, а если нет - то Дайрвег и Борвин уже успели бы обнажить мечи.
Кайрист просчитался: Берен не собирался обходить стол. Он вскочил на столешницу, схватил бронзовый подсвечник и как копьё метнул его в Борвина - и увернуться Борвин не успел. Штырь, на который нанизывалась свеча, пропорол ему грудь. Затем Берен одним прыжком оказался радом с Дайрвегом. Тот уже успел обнажить меч и ударить, но Берен еще в прыжке подогнул ноги и упал на колени, проскочив под мечом. Вскакивая, он головой ударил Дайрвега в челюсть и выхватил меч из ослабевшей руки. Взлёт клинка! - ската осталась в груди разбойника; Берен даже поленился ее вынуть ради Фрекарта. Одной рукой он ухватился за толстую золотую цепь, свисающую на пузо Кайриста, другой отвесил наместнику крюк в челюсть. Тот уже успел принять защитную позицию кулачного бойца, но не успел сообразить, что противник - левша. Берен почувствовал, как под его рукой челюсть выламывается из сустава. От удара голова Кайриста откинулась назад, цепь натянулась и в шее толстяка хрупнуло. Берен отпустил цепь - и труп ровно, как колода, грохнулся на пол.
Илльо был потрясён тем, как быстро всё произошло. Он понял теперь до конца, почему за Береном гонялись четыре года, а он безнаказанно совершал убийства то здесь, то там. Он был не просто ловким и быстрым убийцей - он сам был оружием, молниеносным мечом в чьей-то незримой руке - и горе тому, кто вздумает испытать силу этой длани. Он удивительно точно чувствовал миг - и разил как раз тогда, когда ему ничто не могло противостать.

- Долгое время я... не чувствовал боли... Потому что был... мёртвым, - в руках Берена хрустнула, ломаясь, сухая веточка. - Так было нужно, потому что... мертвец неуязвим. Я так думал. Я привык быть мёртвым. Мне не нужно было бояться за свою жизнь, думать о том, что я буду есть завтра, не схватят ли меня... Что бы ни случилось - я могу перестать двигаться, говорить, сражаться, но мертвее, чем я есть, уже не стану... Это и в самом деле страшно, но быть живым было ещё страшнее.

Г.Л.Олди, Восставшие из рая

- У каждого свое оружие, - говорил он, - просто его надо сперва найти. Например, кому-то человека застрелить - раз плюнуть, а вот ножом ни в какую... Только представит себе, как лезвие в тело входит, как кровь ему на одежду выплескивается, как руку надо рывком назад - все, пиши пропало... Или саблей - запросто, а дубиной или топором - ни за что. У каждого своё оружие, Таля. Иному умереть легче, чем убить, и это тоже - оружие...
- А ты? - всхлипнул я, и Бакс осёкся, нахмурился и замолчал. - Ты же не выбираешь!..
- Я сам - оружие, - непонятно и глухо ответил он. - Не приведи Бог кому другому...


Это нам на предмет подумать....